Детские травмы или преимущества тяжелого детства

Детские травмы или преимущества тяжелого детства

Никто не жаждет тяжелого детства, но оказывается детские травмы могут иметь свои преимущества в более позднем жизненном периоде. Опровергая общепринятое мнение об этом явлении.

Дети, которые рождаются в неблагополучных семьях, например, у пьющих родителей, привыкают жить в напряжении. Никогда не знаешь, чем закончатся очередные вечерние посиделки. 50% на 50%, что все пройдет гладко или у кого-то разобьется бутылка на голове. Без сомнений подобный опыт крайне тяжел для неокрепшей психики. Не ощущать безопасности в отношениях, которые подразумевают безусловную любовь и защиту. Расти в постоянной эмоциональной опасности и никогда не чувствовать себя комфортно. Конечно последствия такого взросления будут иметь негативные отклики в зрелом возрасте.

Есть ли польза от бурного отрочества?

Ответить на вопрос не легко, поскольку каждая история индивидуальна, и сопряжена с уникальными отрицательными факторами.  Кто-то рос в нищете и сталкивался с явными злоупотреблениями, другие регулярно подвергались дестабилизирующему пренебрежению или отсутствию заботы.

Ранние трудности закаляют наш мозг. В результате чего некоторые люди ослаблены в определенных отношениях, но другие заметно сильнее. Как показывают исследования, некоторые из способов адаптации, применяемых детьми в стрессовых ситуациях, могут пригодиться позже.

Конечно никто не желает плохого для собственных отпрысков. Но многие из «выживших» после болезненного юношества приходят к выводу, что сложности помогли им в каком-то смысле.

Новая перспектива

Недостатки грубого воспитания хорошо документированы. Стандартная модель утверждает, что ранние страдания приводят к неудачам в старшие годы. Те, кого часто наказывали, настолько повреждены, что они могут осознать и поверить в свой потенциал. Они более склонны к депрессии и показывают худшие результаты в тестах на уровень интеллекта и память. А также подвержены большему риску заболевания рядом физических недугов, от хронических болей в спине до проблем с сердцем.

Взрослые, прошедшие через детскую травму, склонны преувеличивать угрозу, когда другие считают ситуацию нейтральной. Такой поведенческий сбой затрудняет формирование связей, в частности профессиональных, от которых зависит социальный успех. Это означает, что система, предназначенная для регулирования вашего ответа на стресс, либо недоступна, либо перенапряжена. Заставляя вас реагировать неадекватно, воображая опасность там, где ее нет. Так же замедляется процесс возврата в исходное состояние. Есть риск, что дети будут действовать опрометчиво, вырастут угрюмыми, изолированными, вспыльчивыми без причины.

Виллем Франкенху и Каролина де Вейрт из Университета Радбуда в Нидерландах опубликовали обзор, предполагающий, что сценарий может быть перевернут или, по крайней мере, исправлен. Недавние исследования показали, что люди, у которых было хаотичное детство, демонстрируют повышенную способность обнаруживать и контролировать угрозы и вспоминать негативные события. Возможно ли, что при благоприятных обстоятельствах выросшие в стрессовой среде будут эффективнее в сборе информации, оценке репутации людей и других способностях к рассуждению?

В широком смысле, те, кто растет в безопасной, предсказуемой среде с достаточными материальными ресурсами, как правило, используют «медленные» стратегии – они усердно учатся, откладывают удовлетворение, позже женятся и заводят детей и обычно следуют рекомендациям, старших. Те, кто испытывает значительные потрясения в начале жизни, склонны к «быстрым» действиям – например, раньше начинать половую жизнь или становиться родителями в более молодом возрасте. Они менее уверенны в своем будущем и предпочитают получать немедленную награду вместо более крупного выигрыша позже. 

Но вместе с тем взять то, что находится перед вами, не является импульсивным или «близоруким» решением. Это стратегически. Когда ребенку, выросшему в стабильной и любящей семье, предлагают конфету, и говорят, что он получит две через полчаса, он понимает, что разумнее подождать. Но если в его доме хаос, и родители выполняют обещания лишь иногда, вполне естественно взять угощение сразу. 

Утверждать, что последнее поведение является адаптивным, – это одно; сказать, что суровые или непредсказуемые условия детства предполагают объективные будущие выгоды, это другое.

Обратная сторона непредсказуемости

Другие исследования показали, что люди, у которых было тяжелое детство лучше адаптируются к перемене задач. Они быстрее переключают фокус внимания, не теряя при этом точности. Они более эффективны в условиях неожиданности и неопределенности.

Психолог развития Брюс Эллис из Университета штата Юта описывает эту черту как способность «развязывать себя», тип поведенческой гибкости, который положительно коррелирует с такими качествами, как творчество. Возможно, люди, выросшие в стрессовых условиях, имеют большую готовность оставить что-то незавершенное – недостаток перфекционизма. Это помогает им делать то, что необходимо, не останавливаясь на том, что могло бы быть. В то время как те, кто вырос в роскоши стремятся к полному совершенству. 

«Мы никоим образом не предполагаем или подразумеваем, что травмы детства являются положительными или нормальными для людей», – настаивают ученые. Тем не менее, более пристальный взгляд на потенциальные сильные стороны каждого человека, независимо от его или ее происхождения, может помочь опровергнуть стереотипы как в культуре в целом, так и в сознании тех, кто вырос в нестабильной обстановке.

Дети, которые вырастают, чувствуя, что ничто не находится под их контролем, часто превращаются во взрослых, которые не особенно ценят чувство контроля, но это и преимущество для тех, кто работает в условиях нестабильной экономики. Преимущество в гибкости и готовности принимать значительные риски с небольшими колебаниями. Воспитание помогает пройти через карьерные сложности. Например, сталкиваясь с серьезными вопросами бизнеса: в какой сфере работать и сколько инвестировать. Они обладают высокой терпимостью к двусмысленности, для того, чтобы жить в той промежуточной стадии, когда человек не знает, ожидает его успех или сокрушительный провал.

Постепенно появляются свидетельства других возможных когнитивных преимуществ. Chiraag Mittal, теперь в Texas A & M, изучает эффекты детской среды на память. Его ранние данные показывают, что люди, которые вырастают в непредсказуемых условиях, лучше используют так называемое обновление рабочей памяти; у них есть возможность забыть информацию, которая больше не актуальна и быстро осваивать новые данные.

Рост в стрессовой обстановке способствовует определенным формам ассоциативного обучения. Способность распознавать, что несколько элементов окружающей среды связаны каким-то образом или что определенные поведения будут вознаграждены или наказаны в данном сценарии. Нестабильная среда, делает людей более осведомленными и реагирующими на изменения в окружающем мире. В обычной жизни мы привыкли полагаться на правила и доверять инструкциям. Например, те, кто растет в более стабильных условиях, могут придерживаться норм даже перед лицом отрицательных результатов. Между тем, способность мыслить вне шаблонов может дать возможность найти новые решения и выходы из сложных моментов.

Сортировка

Социально-экономический фон имеет веское влияние на становление личности. Бедность даже при стабильной семейной историей, ставит совершенно другие задачи в жизни, чем у привилегированных детей. Некоторые культурные критики, предполагают, что те, кто в процессе взросления не испытывал конкуренции, имеют слишком мало опыта лишений, и могут в будущем испытывать недостаток уверенности, стойкости и решительности.

Переоценка напряженного детства является частью более глубокого пересмотра психического и физического воздействия стресса. Особый интерес представляет эффект норадреналина, химического посланника, который помогает нам обратить внимание на нечто неожиданное или пугающее. В умеренных дозах это может быть «своего рода чудотворный препарат для мозга», говорит клинический психолог и когнитивный нейробиолог Ян Робертсон, автор The Stress Test . Норепинефрин помогает мозгу создавать новые связи, с положительными эффектами как для обучения, так и для памяти. Существует также что-то вроде геометрической прогрессии между норадреналином и IQ; чем выше ваш IQ, тем больше норэпинефрина высвобождается, когда вы сталкиваетесь с трудной проблемой.

Этот гормональный эффект позволяет объяснить, почему люди, выросшие в суматохе, лучше и быстрее оценивают угрозы – например, чтение эмоций или намерений в лицах других людей. Обратная сторона медали, то что слишком большой стресс иногда вызывает избыточное производство норадреналина и последующей, разрушающей клетки поток кортизола, который в избытке приводит к сосудистым осложнениям в середине жизни и связан с ранней смертностью.

 Создай себя

Более глубокие навыки когнитивных адаптаций людей с тяжелым детством помогают им развивать способности справляться с переменами.

Детские травмы, как известно романистам и психотерапевтам, способствуют рождению более сложной и неотразимой личности. Конечно нередки случаи, что взросление в условиях постоянных негативных отзывав об интеллекте, темпераменте и физическом состоянии индивида, имеют эффект пророчества. Человек внушает себе, что никогда не оправится от того, что пережил и у него нет оснований радоваться жизни. Скептически относясь к своим собственным перспективам, такие люди могут уклоняться от возможностей или заблуждаться от боли и горечи своего опыта.

У вас есть выбор. Нереально изменить свершившийся факт. Никто не отрицает то, что произошло. Но то КАК мы интерпретируем историю, обладает огромной силой исцеления. Все преграды к развитию находятся внутри нас. Возможности бесконечны и они не несут угрозы.